«Сохранить и продолжить»

Вы здесь

Сегодня в рубрике «Музей в лицах» рассказываем об одном из главных людей музея – главном хранителе Сергее Михайловиче Шабалине.
Он посвятил работе в музее 40 лет жизни. Вот и наш материал получился длинным, объемным, насыщенным. Ведь слушать музейные зарисовки от Сергея Михаловича можно бесконечно!

Главный хранитель музейных коллекций…звучит почти как персонаж фэнтези. Ведь хранитель сочетает в себе почти фантастическое число качеств. Он должен обладать искусствоведческими знаниями. Должен быть активным и общительным, чтобы открывать новые пути пополнения коллекции. Должен быть аккуратным и внимательным. Много чего ещё.

«Сохранить и продолжить», изображение №1

Главный хранитель руководит учетом музейных предметов, работой реставраторов и хранителей коллекций музея. Учет подразумевает работу с документами и электронной базой КАМИС. За главным хранителем может быть решающие слово при проведении реставрационных советов и заседаний по закупке и пополнению музейных фондов.

Сергей Михайлович – один из старейших работников музея, посвятивший ему более 40 лет. Эта статья расскажет лишь о малой толике вклада Сергея Михайловича в музейную жизнь. На момент выхода материала он уже передал свои полномочия новому главному хранителю. Говорят, что, когда меняется главный хранитель, в музее меняется целая эпоха. Какой была эпоха Сергея Михайловича, чем она ему запомнилась, передаем из первых уст.

С.М.Шабалин, главный хранитель галереи, рассказывает о новых поступлениях произведений башкирских художников. Международный день музеев. 1995 г.

С.М.Шабалин, главный хранитель галереи, рассказывает о новых поступлениях произведений башкирских художников. Международный день музеев. 1995 г.

Как всё начиналось

Интерес к искусству у Сергея Михайловича появился еще в ранние годы. Он посещал изостудию во Дворце Пионеров, после школы поступил в Челябинский институт культуры, регулярно посещал Картинную галерею. После армии в 1980 году Сергея Михайловича приняли в музей, тогда еще в отдел пропаганды. Однако всегда была тяга к другому - к общению с произведениями искусства.

Специфика работы

Популярно мнение, что работа в фондах – занятие весьма скучное (PS: это не так). В то же время – это и самое интригующее и таинственное для людей, не причастных к музейной жизни. Хранители работают непосредственно с предметами искусства, первыми встречают новые произведения, видят то, что скрыто для большинства, знают всё о коллекции музея! В университетах такой специальности, как хранитель, не существует. Все приходит только с опытом. И, прежде чем стать хорошим хранителем, сотрудник музея пробует себя в разных сферах музейной деятельности - от экскурсий до работы с произведениями. Он знакомится с коллекцией музея, с ее предметами, учится их описывать, помогает с выставками. Это традиция многих музеев страны.

Хранение – прежде всего работа с предметами, которые уже в собрании музея, и со вновь прибывшими. Музей постоянно растет и, если в 1990-е единиц хранения было около 8000, то сейчас их уже больше 17 000. Только в прошлом году в музее появилось более 600 произведений.

Реставрация — тоже сфера ответственности главного хранителя

Реставрация — тоже сфера ответственности главного хранителя

История музея

«Долгое время считали, что музей и создан в 1952 году. Все забыли, что в 1940 он недолго, но существовал. После войны директор писал письма в столицу, просил передать произведения ведущих мастеров в Челябинск. Так к нам и поступила картина Кукрыниксов «Подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии», картины Дайнеки, Сарьяна».

С особым трепетом Сергей Михайлович вспоминает 1980-е годы в музее. Не только потому, что на эти годы пришлась его молодость, но и из-за интереснейших событий и возможностей поездок, стажировок. Он называет этот период «золотым веком» для музейщиков. Ежегодно выделялись средства на приобретение произведений искусств, несколько раз в год сотрудники музея посещали Москву, Петербург, приходили в мастерские именитых художников, изучали запасники, знакомились с коллегами. Остались в памяти и сердце личные встречи с художниками. Запомнились такие уникальные выставки 1980-х, как «Москва-Париж». Наряду с русскими авангардистами, советский зритель увидел своими глазами, не в книжке, шедевры европейских художников начала XX века.

Культурный обмен был также и с другими странами. Произведения из коллекции ЧГМИИ побывали в Америке, Германии.

1980-е приносили и трудности, когда приходилось ухищряться, убеждать, чтобы начальство пропустило некоторые выставки. Когда было 400-летие первопечатника Ивана Федорова, решили показать старопечатную книгу. На выставку нужно было поместить и иконы, ведь Николай Чудотворец изображен с книгой, святые со свитками. На открытие выставки пришли женщины из Обкома партии, сказали: «Это мы запретим. Сюда же школьников нельзя приводить! Мракобесие у вас тут!» Галина Игнатьевна Пантелеева, организатор выставки, сделала акцент, что выставка именно про книги. Она была убедительна и сумела отстоять важность выставки. «Тогда можно», - заключили представительницы партии.

Именно в эти годы сложилась специфика коллекции музея и стратегия дальнейшего развития. Стали проводиться выставки тематические, по периодам советского искусства. На них выявлялись лакуны коллекции. В эти годы музей пополнился произведениями авангарда. Была поставлена задача собрать произведения республик. Например, собрана большая коллекция графики прибалтийских художников. Конечно, в связи с удаленностью Челябинска, удалось приобрести не все, что хотелось. Кроме того, наш город в культурном плане не был на слуху, его часто путали с Читой.

Еще в 1980-е сделали открытие, что в Челябинске были уникальные художники, такие как Русаков. То, что открывалось, начинали собирать. 200 произведений Русакова привезли из Москвы. Со временем, появились работы других челябинских художников, Сосновского, Перовской. Продолжается работа с материалом региональных мастеров в XXI веке. На основе исследований искусства Южного Урала из коллекции музея в 2011 состоялась выставка «Челябинск. 100 лет искусства».

«Собирание местных художников неизбежно. Мы должны знать свое искусство. И эта работа бесконечна».

С 1991 года Сергей Михайлович работает главным хранителем. 1990-е годы он вспоминает как тяжелые, без возможностей поездок и приобретения искусства для музея. В основном, они были ознаменованы выставками уральских художников - Н. Аникина, В. Качалова, З. Латфуллина, П. Ходаева и др.

В последние годы был создан Государственный каталог, куда вошло около 10 000 произведений, что позволило другим музеям познакомиться с нашей коллекцией, и теперь произведения из ЧГМИИ активно путешествуют по стране. Особенно тесное сотрудничество с Екатеринбургским музеем изобразительных искусств. Например, в 2020 году мы показывали там графику Репина на масштабной выставке «Репин. Наследие. Ученики», приуроченной к 175-летию художника.

«Время меняется и отношение к искусству меняется. Поменялось мнение о советском искусстве, в том числе и на качество произведений. Большое видится на расстоянии», - подчеркивает Сергей Михайлович. Так что, в будущем и исследователям, и зрителям еще предстоит по достоинству оценить коллекцию ЧГМИИ.

Прием выставки «Русская жизнь» из Третьяковской галереи, 2020 г.

Прием выставки «Русская жизнь» из Третьяковской галереи, 2020 г.

О выставках

Выставок всегда было много 15-20 в год, в том числе привозные, из Московского Кремля, Третьяковской галереи, Русского музея. Привозили В.И. Сурикова «Переход Суворова через Альпы». У нас побывали произведения мировой величины: К.П. Брюллова, И. Е. Репина, К.С. Петрова-Водкина, К.С. Малевича показали на выставке «Спасибо, Урал!» в 2015 году.

Для выставки обязательно ставится какая-нибудь задача: по времени, по направлениям, персональные, выставки с целью пополнения коллекции… В прошлом году была выставка новых поступлений «Классики и современники». Важно проанализировать, как музей пополняется, дать возможность челябинцам познакомиться с этим. Переосмысление рождает новые выставки.

Сейчас наблюдается интересный момент возвращения тематических выставок со времен СССР, например, к юбилею города, дню рождения Н.В. Гоголя, юбилею Победы, как ранее были выставки к юбилею Октября. Традиция возродилась немного под другим углом.

Монтаж крупных выставок тоже проходит с участием главного хранителя. На выставке «Небесное и земное» из собрания Государственного музея истории религии (г. Санкт-Петербург).

Монтаж крупных выставок тоже проходит с участием главного хранителя. На выставке «Небесное и земное» из собрания Государственного музея истории религии (г. Санкт-Петербург).

Вызовы дня сегодняшнего

С Сергеем Михайловичам мы поговорили не только о памятных моментах и особенностях нашего музея, но и о его проблемах.

«Запасники переполнены: сделать выставку из наших произведений - требуются огромные усилия, чтобы достать их, много картин хранится в «штабелях». В конце 1980-х музею передавали Ткацкую фабрику . Экспозиционная площадь должна была быть 12 000 м2 (сейчас в музее 2000 м2 на двух площадках). К сожалению, настали новые времена и проекту не суждено было сбыться. Все осталось на бумаге… Потом хотели организовать хранилище, произвели ремонт, закупили оборудование, установили решётки. Но зимой, когда включили отопление, пошла плесень по стенам. Въезжать туда нельзя было. К 2020 возникла перспектива ШОС и БРИКС. В здании «с крыльями» (когресс-холла) на набережной было предусмотрено 4 этажа для постоянной экспозиции музея. К сожалению, и это не состоялось. Отдали здание по ул. Труда 66 (Дом Колбина), однако зданию необходима реконструкция».

На вопрос о неудачных выставках главный хранитель отвечает так:

«Это во многом неоднозначная характеристика, бывает, что изысканная, интеллектуальная выставка имеет меньшую посещаемость, чем выставка какой-нибудь медийной фигуры, но назвать такую выставку неудачной никак нельзя. Думаю, что это скорее маркетинговое понятие, с искусством не связанное».

О недостатке масштабных событий в искусстве Челябинска:

«Мне сложно об этом судить. Наверное, городу не хватает амбиций, и у тех, от кого это финансово зависит, нет понимания необходимости таких событий».

Будущее музея

«Я оптимист. Придет время и вопрос со зданием будет решен. Самое главное, музею есть, что показать».

Сергей Михайлович оставляет свою должность. Его напутственное слово будущему главному хранителю кратко, но включает в себя главную миссию: «Сохранить и продолжить». Музей в дальнейшем он видит большим, богатым и счастливым.

***

Коллеги о Сергее Михайловиче

Виктор Чичиланов, главный хранитель музейных фондов, художник-реставратор

С Сергеем Михайловичем я знаком с момента своей работы в музее, а это уже почти 13 лет. Хочу сказать, что многому у него научился, многое он для меня открыл в первый раз. Очень мне всегда нравилось с ним ездить в командировки. Так мое первое знакомство, например с Москвой, произошло под руководством Сергея Михайловича. Находясь вместе с ним в первой в моей жизни командировке, мы в свободное время бродили по известным местам столицы, заворачивали в очередной переулок голодные, он говорил: «А вот там за углом, в советское время была легендарная пельменная». И мы шли туда, действительно обнаруживали абсолютно атмосферное заведение. Это было так необычно и здорово, и этого я никогда не забуду. Сергей Михайлович -это уникальная личность в целом.

На его глазах, его руками собиралась коллекция музея, практически о каждом предмете, он может по памяти рассказать историю его поступления и т. д. Добрый, справедливый, с хорошим чувством юмора. Я лично благодарен ему за возможность общения с произведениями искусства, за опыт, полученный за время работы в музее, за возможность тесно работать с этими произведениями в качестве художника-реставратора. Бесспорно я благодарен судьбе, за возможность работы вместе с ним.

Я хочу пожелать Сергею Михайловичу здоровья, вдохновения, не унывать и не расстраиваться, а находить в жизни новые и свежие интересы для себя. И я думаю и надеюсь, что он обязательно к нам еще вернется в качестве ценного сотрудника, и мы будем ему рады и он запечатлеет на бумаге все свои воспоминания о музее, какие-то интересные факты и истории.

Светлана Судья, старший научный сотрудник отдела учета, хранения и реставрации

В его трудовой книжке запись об одном учреждении, за 40 лет Сергей Михайлович не поменял рабочего места ни разу. Прекрасный рассказчик и знаток материала, когда проводит экскурсию, или лекцию, в конце беседы собирает вокруг себя больше людей, чем вначале.

Большинство музейных каталогов писались с постоянным обращением авторов к Главному хранителю, сам же никогда не стремился оставить своего имени на обложке. Сергей Михайлович в воспоминаниях способен оживить интереснейшие моменты истории музея, происхождения в нем тех или иных предметов, яркие личности побывавшие и работавшие в музее.

Менялись вокруг сотрудники, руководство, даже страна – Сергей Михайлович оставался в музее.

Уникальная возможность работать рядом с С.М. Шабалиным – большая удача!

Александр Венергольд, специалист по экспозиционной и выставочной деятельности

Дирижёр развесок

Раньше трудно было представить себе монтаж выставки без сидящего в центре зала, на отдельном стуле, Сергея Михайловича. Вокруг все суетятся, спорят, вешают картины, задают вопросы, а он сидит. Серьёзный, будто слегка задумчивый, в руках вечный платок. «Выше, ниже, правее» - только и слышишь, как он успевает всё заметить, подметить, исправить, подсказать, ответить на вопрос и ничего не упустить. Настоящий дирижёр развески. Сейчас, без него, монтажи проходят не так масштабно. Вешаем, потом долго смотрим, перевешиваем. Нет больше того, кто может заметить изъян ещё до его зарождения. Теперь приходится всё делать методом проб и ошибок. Время. Так и уходит эпоха.

Махнул, и даже легче стало.

Вот часто бывало такое, что «запара», много дел, что-то нужно подготовить к отправке, что-то принять. Путаница, где-то не успели документы оформить, всякое бывало. И вот ты подходишь такой к Сергей Михайловичу и изливаешь на него весь этот ворох неувязок. А он стоит, курит сигарету, повернётся к тебе, махнёт рукой и вроде даже легче как-то стало. И понимаешь, а правда, чего это я будто первый раз. Успеем, сделаем.

Тащит и тащит.

Отдельное веселье обычно вызывали выставки из фондов. Отобрали и одобрили, значит, 30 картин, которые подходят по всем параметрам. Всё, больше кураторы ничего по теме не нашли. А Сергей Михайлович уйдёт в фонды и будто бы из ниоткуда вытащит ещё парочку работ. Вот вам, мол, на выставку, берите ещё. Хорошо, начинаем перестраивать экспозицию с учётом новых двух работ. Только что-то начало вырисовываться, а он ещё откуда-то две притащил. А потом ещё две и ещё. «Да он их что, штампует там что ли?» - уже возмущаются подсобники, а хранители хохочут. Он знал фонды, как никто. Мог по памяти сказать, где находится та или иная картина.

Вера Петрова, младший научный сотрудник отдела учета, хранения и реставрации

Когда я еще была студенткой кафедры искусствоведения и культурологии ЮУрГУ, с придыханием слушала рассказы преподавателей о главном хранителе Челябинского музея изобразительных искусств. Когда только пришла работать в музей – о нем говорили с придыханием и даже с опаской, но уже мои коллеги.
- Строгий!
- К нему нужен подход!
Стоит ли говорить, что в начале было тревожно с ним даже заговорить. Но работа не стояла на месте и мне нужно было готовить экскурсию по постоянной экспозиции русского искусства. Собрав волю в кулак, я подошла и попросила об индивидуальной экскурсии для меня лично. Сергей Михайлович не моргнул глазом и с радостью согласился помочь. К слову, тогда его экскурсию с удовольствием послушали почти все сотрудники галереи. И, пожалуй, я бы отметила именно эту чего черту – он может рассказать о своем «родном» искусстве, о своих коллекциях так, что даже самый строгий слушатель растает. Так и делали, всегда включали в программу визита коллег из других музеев Сергея Михайловича, чтобы он рассказал о нашем музее, о его коллекциях и о здании. Уверена, что каждый гость после этого чувствовал себя как дома, а некоторые (я сама слышала) даже влюблялись в Челябинск.

Беседовала Екатерина Коляченко