Уральский Сфинкс история Уральского литья

30.09.2008
    В чугуне уральцы отливали предметы садово-парковой и интерьерной мебели, элементы дворцовой и городской архитектуры, произведения ландшафтной скульптуры и кабинетной пластики. Сохранившиеся примеры мастерства уральских литейщиков Каменского, Кувшинского, Верх-Исетского, Нижне-Тагильского, Невьянского, Сысертского, Верхне-Туринского, Златоустовского, Каслинского и Кусинского чугуннолитейных производств до сих пор вызывают восхищение безупречностью вкуса и изяществом исполнения. Многие из них являются сегодня уникальными памятниками народного декоративного искусства и украшают коллекции многих музеев Урала, Сибири, Москвы и Петербурга.
Уральское художественной литье, как неотъемлемая часть русской камерной пластики XIX и начала  XX веков, последовательно прошло  все исторические этапы ее развития в этот период – от воспевания возвышенных гражданских идеалов классицизма, через демократизм и жизненное правдоподобие реализма до стилевого многообразия модерна. В уральском чугуне ожили лирические и героические образы русских и западных авторов - П.К.Клодта, Е.А.Лансере, Н.И.Либериха, Ф.Ф.Каменского, П.П.Забелло, И.Я.Гинцбурга, Р.Р.Баха, Н.Р.Баха, М.Д.Канаева, А.Л.Обера, М.Л.Диллон, А.А.Соловьевой, П.Мена, Ж.Готье, Ж.Моро и других замечательных скульпторов.
    Довольно ощутимо в каслинском литье рубежа XIX-XX веков было немецкое влияние.  Прежде всего потому, что многие отливки утилитарного характера выполнялось по моделям Берлинского литейного завода - знаменитого и наиболее авторитетного производства в Европе в тот период (в экспозиции это подставка для обувь «Жук», пепельница «Четырехлистник», и др.). Влиянием немецкого литья объясняется и появление в художественном оформлении интерьеров вещей античных, египетских и особенно - готических мотивов. К лучшим образцам подобных изделий можно отнести такие предметы челябинской коллекции как «Канделябр настольный в египетском стиле» и, замечательный по своим художественным качествам, пресс-папье «Сфинкс».
    Образ Сфинкса – древнего античного символа единства Времени и Пространства, стража сокровенных знаний Прошлого, стерегущего путь к открытиям Будущего – постоянно присутствует в русской литературной и художественной традиции на протяжении XVIII  и XIX веков как метафора противоречивости и непредсказуемости Судьбы России. В культуре конца XIX столетия невский «бронзовый Сфинкс» часто выступает в роли аллегории северной столицы Санкт-Петербурга. Неслучайно, поэтому, и в названии челябинской экспозиции уральского художественного литья фигурирует образ Сфинкса, символизирующего особую роль в становлении художественного языка уральского литья Петербургской Академии Художеств. Уральские мастеровые под руководством выпускников Академии успешно прошли сквозь врата Сфинкса, и, разгадав загадки новой европейской технологии, открыли в тяжелом неподатливом металле, долгое время считавшемся  непригодным для скульптуры, богатейшие пластические возможности. Грубый чугун ожил в их искусных руках. Свойства этого материала оказались поистине безграничными в передаче любой, самой тонкой и сложной формы.
    Художественное литье – процесс сложный, требующий слаженного совместного труда целого коллектива мастеров: модельщиков, формовщиков, литейщиков, чеканщиков, красильщиков. При плохом исполнении можно грубо исказить прекрасный оригинал, и, наоборот, в талантливых руках мастера – «вытянуть» отдельные недостатки модели. Целые династии одаренных мастеров-самоучек, постигавших секреты литейного искусства в «академии» заводского цеха, закладывали основы художественной традиции литья из металла на Южном Урале. Наибольшую известность  из этих производств к середине  XIX века приобретает художественное литье Каслинского и Кусинского заводов, имеющих не только  отличный чугун, выплавляемый на древесном угле, способный мягко и легко заполнять формы даже  с очень сложной конфигурацией, но и уникальные формовочные смеси из местных песков. Кабинетное литье из чугуна каслинского и кусинского заводов не уступало по своей отделке и уровню исполнения аналогичным бронзовым вещам, было значительно дешевле и более доступно для покупателя, что вызвало взлет его популярности в обществе. Продукция двух прославленных южно-уральских заводов неоднократно демонстрировалась на Всероссийских и Всемирных выставках (Париж 1867г., 1900г., Вена 1873г., Филадельфия 1876г., Копенгаген 1888г., Стокгольм 1897г.) и всегда получала высокие награды.
    Наибольшего признания уральское литье получило в 1900 на Всемирной выставке в Париже. Выставочный павильон каслинцев поразил посетителей выставки пропорциональностью, декоративностью, многообразием орнаментальных мотивов, безупречным мастерством исполнения. Выполненный по проекту архитектора Е. Е. Баумгартена, павильон представлял собой ажурную чугунную комнату размером 6х6х8м, в которой были выставлены около 1,5 тысяч лучших образцов «кабинетных» вещей каслинского литья — мебель, скульптура, подсвечники, ажурные вазы и тарелки, шкатулки, письменные приборы. Эти изделия были удостоены золотой медали и «Гран-При».
    После шумного  успеха на парижской выставке, в каслинском и кусинском художественном литье наметились новые тенденции, обусловленные новыми потребностями рынка и общества. В эти годы рост художественного ассортимента изделий идет за счет увеличения предметов декоративно-прикладного характера, имеющих утилитарное значение: пепельниц, канделябров, бра, ваз и каминов, тарелочек, декоративных рам для фото и даже ювелирных украшений.  При этом важно помнить, что уральские литейщики были не только исполнителями творческих замыслов профессиональных авторов, но и талантливыми самобытными художниками. По их моделям на заводах рождались великолепные оригинальные произведения декоративно-прикладного искусства, удивляющие своей фантазийностью, тонким соответствием скульптурной формы и практического назначения вещи – шкатулки, чернильницы, подсвечники, пресс-папье, вазы, пепельницы, подчасники, настенные тарели, кашпо и консоли, и многое другое. Именно в этих изделиях начинает преобладать новая, модная стилистика «модерна», ориентированная на повышенную эстетизацию предметной среды человека и подчеркнувшая поистине безграничные пластические возможности художественного чугунного литья. Чугун неожиданно предстает в новом качестве, как материал,  полностью отвечающий требованиям стиля модерн с его текучестью линий, плавностью переходов, подчеркнутой изысканностью форм.
    После революционных событий в России 1917 - 1918 годов перед уральскими заводами стояла сложная задача – сохранить традиции художественного литья в условиях военного времени. И они с ней справились с честью. Уже в 1920-е годы в Каслях были созданы первые художественные отливки новой тематики: чугунные мемориальные доски с рельефными портретными изображениями вождей революционного движения, уральских коммунистов-революционеров. В эти годы в Каслях и Кусе создаются и монументальные произведения – памятники героям гражданской войны, лидерам международного коммунистического движения. Видное место в эти годы занимает скульптор К.А.Клодт – внук знаменитого ваятеля  XIX века  П.К.Клодта, чье творчество во многом определило тематику уральского литья. Приехав в Касли в 1921 году, К.А.Клодт многое сделал для развития художественного литья. Им была заново организованя заводская школа, где велись занятия с детьми, были отлиты по новым моделям бюсты В.И.Ленина и ряд произведений декоративно-прикладного характера. Но тяжелые годы хозяйственной разрухи после гражданской войны не были благоприятными для широкого выпуска художественного литья. И только в 1934 году, совместными усилиями старых каслинских мастеров и молодых рабочих под руководством профессионального скульптора Н.Горского, удалось возобновить регулярный выпуск художественного литья. Работы  периода 30 - 40-х годов это скульптурные композиции революционной и спортивной тематики, образы человека нового свободного труда, сюжеты социалистического строительства. В 1930-е годы уральскими заводами также было выпущено значительное количество архитектурного литья, спрос на которое активно в стране возрастал. Каслинское и кусинское художественное литье прекрасно дополнило архитектуру канала Москва - Волга,  набережные и мосты Москвы – реки и станции Московского метрополитена. Достигнутые заводами успехи  были отмечены таким событием как возрождение традиции заводской маркировки продукции: в конце 1930 годов на изделиях снова стали ставить заводское клеймо и клеймо формовщика.
    Великая Отечественная война прервала выпуск художественных изделий на Урале, но уже в 1944 году он снова был налажен. В послевоенные годы советские художники разработали для уральских заводов новые темы и сюжеты, раскрывающие пафос победы советского народа в жестоких событиях II Мировой войны, военного и трудового подвига в Великой Отечественной войне, успехов восстановления народного хозяйства, фольклорные сюжеты. В 1950-60-е годы в художественном литье появляется больше работ скульпторов-уральцев, непосредственно связанных производством.
Творческий потенциал и техническое мастерство формовщиков, чеканщиков, маляров-лакировщиков придавали изделиям Каслей и Кусы ту законченность и художественную эффектность, которые восхищали современников.
    Коллекция художественного металла в собрании челябинского областного «Музея искусств» насчитывает более 1 500 изделий, представляющих традицию уральского художественного литья дореволюционного и советского периода. Экспозиция «Уральский Сфинкс»  знакомит зрителя с лучшими произведениями авторского и репродукционного художественного литья XIX – начала XX веков, демонстрирует  все ассортиментное разнообразие чугуннолитейного промысла, составившего славу уральского края, в период его наивысшего расцвета.