Портрет актрисы для директора ЧТЗ

09.02.2011

В фондах Челябинского областного музея искусств хранится роскошный салонный портрет одной из самых известных театральных актрис СССР в 30–50-х годов прошлого века Ольги Андровской. В настоящее время портрет можно увидеть на выставке «Иллюзии реализма. ХХ век» в верхних залах картинной галереи. Его привезли в Челябинск после войны по заказу директора ЧТЗ Исаака Зальцмана.

Останется загадкой, пленен ли был легендарный Зальцман игрой Ольги Андровской или его покорил портрет актрисы кисти Петра Шухмина, но город приобрел замечательное произведение эпохи соцреализма.

Петр Шухмин «Портрет актрисы О. Андровской». 1940 год.
Бумага, уголь, сангина. 189х100 см.
Собрание Челябинского областного музея искусств.

Современники актрисы восхищались исключительным обаянием Ольги Андровской, ее изяществом, лукавым юмором, отточенностью сценической техники. Ее считали преимущественно актрисой комедийного плана. Первым большим успехом Ольги Андровской на сцене МХАТа стала роль Сюзанны в «Безумном дне, или Женитьбе Фигаро» Бомарше, где Фигаро играл муж Андровской – замечательный актер Николай Баталов (дядя Алексея Баталова). В числе самых популярных ролей Андровской были также леди Тизл в «Школе злословия» Шеридана, миссис Чивли в «Идеальном муже» Уайльда и другие.

Потомкам остались записи фильмов режиссера Анненского с участием Ольги Андровской: «Человек в футляре», «Медведь», «Юбилей», «Школа злословия», «Накануне». Театралы старшего поколения хорошо помнят актрису по ее последней роли на сцене МХАТа – пани Конти в «Соло для часов с боем» Заградника. Этот спектакль со знаменитыми стариками МХАТа начинал ставить Анатолий Васильев, а завершил постановку Олег Ефремов в 1973 году. Спектакль был записан на пленку, и его часто показывали по ТВ.

 

«Портрет актрисы, автором которого является известный советский график и живописец Петр Шухмин (1894–1955 гг.), – несомненное украшение экспозиции, – говорит куратор выставки «Иллюзии реализма» Наталья Козлова. – Он почетно продолжает лучшие традиции отечественного парадного портрета».

Перед нами смеющаяся красавица-блондинка в строгом темном платье с белым кружевным воротником, слегка обнажающая стройную ножку в золотой туфельке.

Парадна сама обстановка комнаты: дорогая старинная мебель красного дерева, на паркете – пушистая медвежья шкура, фарфоровые тарелки и портреты на стене, шикарные диванные подушки...

«Всякий, кто видит портрет, не может отвести от него глаз, – подчеркивает Наталья Александровна. – Во всем образе актрисы – игра, бурлеск, интрига. Но обратите внимание на глаза нашей героини. Ее взгляд устремлен в себя. Она как будто отводит глаза от того, кто на нее смотрит. И от этого ее улыбка и весь ее образ наполняются тайной и глубиной. Художник как проникновенный портретист точно уловил зерно индивидуальности этой женщины: «Жить мне грустно, а играть весело», – надписала Ольга Андровская свою фотографию, подаренную другу».

Виталий Вульф в своей передаче об Ольге Андровской рассказывал: «В жизни она была печальна и не из тех, кто побеждает в схватках, а театр – это место не для слабых людей.

Ее искусство отличали темперамент и блеск. А встречая ее на улице, можно было подумать, что Ольге Николаевне больше всего на свете нужен покой. Можно удивиться, что она со своим характером оказалась в ряду самых первых актрис страны.

Однако за свою долгую жизнь во МХАТе Андровская сыграла немного ролей. С годами играла все меньше. Имя было знаменито, но мало кто заботился о ее судьбе.

Своего любимого мужа, замечательного артиста МХАТа Николая Баталова, она потеряла очень рано: он умер в 1937 году в возрасте 38 лет. Личная жизнь потом так и не сложилась. Радостью была лишь дочь Светлана Баталова, которая также стала актрисой».

Удивительна сама история появления портрета актрисы в коллекции музея.

«Существует легенда, что картина была прислана в Челябинск по заказу самого директора «Танкограда» Исаака Моисеевича Зальцмана, – продолжает Наталья Козлова. – После окончания Великой Отечественной войны, когда жизнь страны и города стала входить в мирное русло, забота об эстетике отдыха победителей привела Зальцмана в дирекцию выставок и художественных панорам в Москве. Известно, что перед этим человеком до печального 1949 года, когда он был репрессирован, понижен до мастера и сослан в маленький городок в центре России, все двери были открыты. Там Исаак Моисеевич и выбрал несколько картин для украшения дворца культуры ЧТЗ».

В их числе были первоклассные художественные произведения: пейзаж «Мостик» А. Лактионова и «Портрет актрисы О. Андровской» П. Шухмина. На излете ХХ века они оказались в Челябинском областном музее искусств, но разными судьбами.

«Портрет Ольги Андровской, выполненный сангиной и углем, под стеклом, в большой красивой раме был необыкновенно привлекательным и очень значительным явлением, – говорит Наталья Козлова. – Я бы сказала, превосходящим по своему художественному качеству параметры ДК и, конечно, мечтой музейщиков. Неоднократно этот арт-объект был экспонентом музейных выставок. И всякий раз мы надеялись, что портрет задержится здесь навсегда, но, увы, все просьбы отклонялись дирекцией ЧТЗ. И только в 1990-х, когда и речи не могло быть о приобретении чего-либо для коллекции, не было денег и музейное собрание прирастало только за счет даров художников, учреждений и просто ценителей искусства, нам этот портрет был подарен. Над его сохранностью в ДК ЧТЗ нависла опасность. И в 1992 году по инициативе и благодаря активному участию заместителя председателя Челябинского фонда культуры Надежды Артемьевны Дида «Портрет актрисы О. Анровской» работы Петра Шухмина переехал в музей».

Во всей этой истории есть еще одна загадка: в каталогах произведений Петра Шухмина не удалось обнаружить названия этой его работы. Петр Митрофанович был известен как певец героического реализма. Участник Первой мировой и гражданской войн, Петр Шухмин говорил друзьям: «Я навсегда остался солдатом». Художнику были чужды живописные новации 1910-х годов и времени первых лет становления нового искусства, поэтому естественным было его участие в Ассоциации художников революционной России (1922). В 1920-е годы он обращается к теме гражданской войны. А в годы Великой Отечественной за свои графические работы и плакаты в «Окнах ТАСС» награждается Государственной премией СССР.

Но Петра Шухмина также называют признанным портретистом. Есть мнение, что он одним из первых писал портреты Ленина и Сталина (второй не сохранился). А среди портретов военачальников у него есть портрет композитора Дмитрия Шостаковича и портреты актеров. Дело в том, что Петр Шухмин был не только солдатом в душе, но и человеком театральной среды – артистами были его жена, брат, сестра. В молодые годы он и сам подвизался актером и даже режиссером. Не случайно искусствоведы отмечают, что в его картинах чувствуется умная, хорошая режиссура: и в общем замысле, и в отдельных мизансценах, а также в позах и движениях действующих лиц, – что чувство режиссера помогало ему и в световом решении композиции.

 
Светлана СИМАКОВА



Оригинал материала: http://chelyabinsk.ru/text/picturenet/361959.html