«От Дюрера до Гойи»: в Челябинске открылась выставка гравюры

15.05.2008

 

15 Мая 2008 
Автор: Моргулес Ирина Израилевна

«От Дюрера до Гойи. Три века европейской гравюры». Выставка из фондов Ирбитского государственного музея изобразительных искусств открылась в зале Областного музея искусств в Челябинске. Выставка дважды уникальна. Первая необычность ее в том, что в ней собраны творения великих мастеров европейской графики. Искусство Дюрера, Калло, Рембрандта, Ван Дейка, Тьеполо, Гойи и других мастеров предстает в подлинных отпечатках с авторских досок.

Ирина Моргулес   

«От Дюрера до Гойи. Три века европейской гравюры». Выставка из фондов Ирбитского государственного музея изобразительных искусств открылась в зале Областного музея искусств в Челябинске.

Выставка дважды уникальна. Первая необычность ее в том, что в ней собраны творения великих мастеров европейской графики. Искусство Дюрера, Калло, Рембрандта, Ван Дейка, Тьеполо, Гойи и других мастеров предстает в подлинных отпечатках с авторских досок.

Здесь соседствуют авторские и репродукционные гравюры самых разных жанров, выполненные практически во всех когда-нибудь существовавших техниках. Это оценка специалистов. Я же просто ошеломлена серьезностью коллекции, ее размахом, достойным собрания старого, копившего десятилетиями, если не столетиями, свои сокровища. А она прибыла к нам из Ирбита.

А что такое Ирбит? Небольшой по уральским меркам город в Свердловской области. Как обычно пишут в энциклопедиях: «N — индустриальный культурный центр». Насчет индустриальности, наверное, для Ирбита будет справедливо, а вот в смысле культуры райцентру Ирбиту по нормам, принятым в советское время, ничего, кроме библиотеки и домов культуры, не полагалось.

И это был скачок вниз по сравнению с дореволюционной историей города, поскольку у уральского города была не то что всероссийская, но — международная известность. Это было место проведения крупной ярмарки. По размаху она была второй после Нижегород-ской, но из-за особенности — оптовая торговля с Сибирью и азиатскими окраинами России и зарубежьем — ее значение было даже весомее. А там, где ярмарка, там и увеселения всякие, гастроли и т. п.

Но это — в прошлом. Конечно, какая-то культурная жизнь была. Но — как у всех городов подобного типа. Разве что архитектура — добротные дома, оставшиеся с прежних времен — создавала добрую ауру.

Откуда же в Ирбите то богатство, часть которого гастролирует сейчас по стране и таким образом сделало стоянку в Челябинске? Может, олигарх какой-то с тягой к меценатству и хорошим вкусом объявился?

Да нет, все началось в «доолигарховое» время — в семидесятые годы. В каждом городе в любое время обязательно есть свой (а то и не один) «юноша бледный со взором горящим». В маленьких городах им легче не затеряться, там все на виду. У таких возникают какие-то идеи, которые окружающим кажутся завиральными, поскольку не ко времени и не к месту, неосуществимы. Того, что они предлагают, не может быть просто потому, что быть не может.

Ну вот, Валерий Карпов, который носился с идеей создать в Ирбите музей изобразительных искусств. Хорошо бы, конечно, но городу ирбитского масштаба — около полусотни тысяч жителей — таковой иметь не положено.

Хорошо, что и при советской власти, и сейчас, власти эти в Ирбите были не твердокаменными. Тогда нашли лазейку: не музей, так филиал Свердловского музея. А позже, когда нормы просели, а Карпов уже не только определил главное направление коллекции — европейская гравюра, но и добился того, что самыми разными путями в Ирбит пришли уникальные экземпляры работ великих мастеров, зачастую погибшие бы без реставрации, появилось самостоятельное учреждение культуры — Ирбитский государственный музей изобразительных искусств, ставший единственным в России музеем гравюры.

Это о роли личности в истории. В данном случае — в истории родного города, как минимум, и в истории искусства по большому счету.

Сейчас у музея в Ирбите есть и прекрасное помещение, и редкостная коллекция. А начиналось, напомню, с нуля и бездомья. И это — вторая уникальность.

224 гравюры, выставленные в Челябинске, лишь часть Ирбитского собрания.

Вот что говорит о ней сам Валерий Карпов:

— Мы представляем здесь произведения высочайшего класса, позволяющие проследить историю развития европейской гравюры. На выставке зрители могут насладиться звонкой декоративностью ксилографии, мощной пластикой резца, воздушностью офорта, бархатистостью — меццотинто, познакомиться со множеством других техник гравюры. Это и офорты Рембрандта «Взвешиватель золота» и «Христос в Эммаусе», листы Джамбатисты Тьеполо из серии «Вари каприччи», крошечное «Вознесение Марии» Жана Калло, портреты Антониса ван Дейка, офорты Франсуа Буше, Франсиско Гойи и, конечно, грандиозная гравюра Франсуа Ланго «Поругание Христа», единственный в мире экземпляр.

Я думала, что в залах второго этажа нашей картинной галереи пол прогнулся от обилия посетителей, пришедших посмотреть на такую экспозицию. А там всего несколько человек.

Люди, вы что? У входа в наш музей в эти дни должна бы выстроиться очередь, как в свое время в Мавзолей. Когда мы еще получим возможность увидеть такое… Времени осталось до августа.