ART-ТОНнель - Живопись Николая Шумакова

15.02.2009

Под ударами его кисти рождаются диссонансные цветовые аккорды, сливающиеся в созвучия напряжённой эмоциональной тональности.
И так же, как в музыке диссонанс – не есть игра на расстроенной гитаре, а способ извлечения из привычных звуков необычных звучаний, в живописи Шумакова одновременно звучащие цветовые контрасты создают эффект мгновенного преображения явлений повседневности в проявления спонтанной эстетической чувственности.

Эстетика «по-Шумакову» - совсем не классическая. В её основе – конфликт плоскости с пространством, цвета со светом, подвижности со статикой... Но бесконфликтное искусство, как известно, лишено энергии воздействия.
Живопись Николая Шумакова не упрекнёшь в недостатке энергетической составляющей. Колорит его холстов -  это темпераментно сотканное энергетическое полотно, в основу которого прочно вплетены цветовые сгустки - импульсы спрессованных чувств. Высокий темп движения творческой мысли и живописного чувства, вероятно, главное свойство  метода архитектора и художника Николая Шумакова.

IMG_7288.jpg

IMG_7292.jpg

Стремительный темп тональных переходов  в  живописи его холстов сродни вариативности тоннельных решений в архитектуре его станций.
Как локомотив, ускоряясь, прорывается сквозь темноту тоннеля к освещенной платформе станции, так внезапно выныривают из тоннеля пустого холста к свету своей живописной материализации лица, фигуры, предметы его картин.
Есть в этом труднообъяснимый, но неизменно ощущаемый эротизм: словно энергия творческой идеи-эйдоса пронизывает воспринимающее лоно красочной материи, зачиная и рождая в ней формы и образы прямо на ваших глазах.
Подвижность и изменчивость форм видимого мира – лейтмотив художественного мышления этого автора. Глядя на его «персонажей», трудно избавиться от ощущения возникающего игрового диалога.

IMG_7280.jpg

IMG_7291.jpg

Натюрморты – эротичны.
Предметы в них – физиогномичны.
Фигуры в одежде и без – опредмечены.
Лица людей – пространственно ландшафтны.
Кстати, о лицах. Интонационная выразительность портретов Шумакова бесконечно удивляет. Как и мимическая характерность лиц, при кажущемся отсутствии их рельефной моделировки. И  неподдельная живость взгляда едва обозначенных « в два мазка» глаз.

Взгляда подвижного, почти всегда – смеющегося, никогда не повторяющегося, неизменно – зорко всматривающегося в потенциального собеседника.  
Взгляд – явление энергетической природы. Возможно, поэтому возникает ощущение, что моделям художника сообщается энергетическая импульсивность глаз самого автора, азартно вглядывающегося в индивидуальные черточки лиц друзей, коллег, подруг, родных, к числу которых можно причислить и любимых животных. Не будет преувеличением сказать, что всем явлениям окружающего Николая Шумакова мира свойственна яркая запоминающаяся индивидуализация облика, эмоционально подвижного, пластически активного, органически живого в своей интонационной изменчивости.  

Разгадка этого фокуса «живой органичности» авторского видения - в «хорошо темперированном строе» живописной оркестровки холстов. Мелодика его колоритов строится на свободном перемещении  с одной цветовой тональности на другую, на энергичном темпе игры с «частотами» пластических, цветовых и световых смещений.

Фигуры и предметы в его полотнах – подчёркнуто орнаментальны,  прочно удерживаемые на плоскости цветовой интенсивностью фона. Пространство картин чаще всего амбивалентно, легко мигрируя из межпредметных пустот во внутрипредметные уплотнённости.

IMG_7290.jpg

IMG_7312.jpg

Динамическое равновесие композиций балансирует на грани мгновенного исчезновения – как смазывается и исчезает из глаз лицо в освещенном окне уходящего поезда. Да и крупный план фрагментарно взятого портретного ракурса удивительно схож с эффектом мгновенного взгляда в лица движущихся мимо тебя людей.

Лабиринты изгибов тоннелей, вспышки сигнальных огней и бегущих неоновых строк, яркий свет и глубокие тени на лицах прохожих, колебания взгляда в безграничных пространствах снизу-вверх, сверху-вниз, вкруговую…
Это странная ирреальность подземной вселенной Метро прочно вошла в сознание художника Николая Шумакова и перевоплотилась в реальность другого рода – живописную. Все знаки и символы, горизонты и ракурсы андеграудового мира вошли в языковой лексикон Шумакова-живописца.

Если вдуматься в феномен маниакальной живописной зависимости архитектора подземных сооружений Николая Ивановича Шумакова (что не типично для архитектурного мышления, сосредоточенного не столько на цвете, сколько на структуре), то видится следующая причинно-следственная связь возникшего недуга: «цвет» и «свет» играют роль «несущих конструкций» в равной мере как в создании пространственных иллюзий подземных пространств, так и в формировании художественных ассоциаций пространств живописных.

Живописный клавир Николая Шумакова хорошо темперирован – он позволяет извлекать из цветовой палитры автора разнообразие тонов и ладов колористических звучаний.

Материал подготовлен
Елена Шипицына, искусствовед, куратор выставки.