20 ноября в 12:00 Урал Х

Концепция пятилетней периодичности этого масштабного события позволяет проследить особенности развития современного языка изобразительного искусства Урала во всей его этно-культурной и стилевой полифоничности. Выбор Челябинска в роли «художественной столицы» юбилейной экспозиции регионального искусства, думается, не случаен: успешность таких значимых в культурной жизни региона событий как I и II выставки «Молодые художники Урала» - свидетельство авторитета и высокого профессионализма челябинской творческой организации.               
Экспозиция десятой зональной выставки  «Урал» демонстрирует  в этот раз  исключительную масштабность, представив  уральскому зрителю творчество более чем 1 000 авторов из 10 городов Урала, в числе которых представители всех творческих специализаций российского Союза художников – живописцы, графики, скульпторы, художники театра, мастера декоративного и прикладного искусства, критики. Произведения художников и теоретиков из Челябинска, Орска, Кургана, Нижнего Тагила, Тюмени, Ханты-Мансийска, Магнитогорска, Уфы, Златоуста, Екатеринбурга составили выразительный коллективный творческий портрет искусства региона, объединив в единую «территорию искусства» три лучших экспозиционных пространства  города: Выставочный зал  ЧО ВТОО «Союз художников России», новый Зал декоративного искусства челябинского областного «Музея искусств» и выставочный зал челябинского областного Краеведческого музея.                                                                              
    Подобный диапазон обзора художественного горизонта уральского искусства позволяет точнее увидеть достоинства и недостатки современной художественной ситуации. К числу бесспорных  «достоинств» следует отнести явное присутствие того, что мы называем «школой», в таких культурных центрах Урала как Уфа, Екатеринбург, Нижний Тагил, Тюмень, Магнитогорск и Челябинск. В каждом из названных городов ярко проявляет себя преемственность художественных традиций, высокая творческая активность всех поколений союзной организации, языковое и жанровое разнообразие произведений с сохранением такого ключевого понятия в изобразительном искусстве как «картина».
    Причем, можно заметить, что сегодня художники гораздо свободней, чем прежде, развивают язык современной картины: и как развернутого сюжетного повествования ( Г.Травников, З.Латфуллин, Д.Сурин, Х.Фазылов), и как абстрагированной пластической композиции ассоциативного характера ( П.Ходаев, Р.Гаитов, А.Новик, М.Назаров, С.Лебедев и др.), и как гротескной метафоры символического звучания (В.Мишин, С.Кежов, А.Алексеев-Свинкин, Е.Варгот). Узнаваемым почерком художников.
   Башкортостана по-прежнему является повышенная декоративность и монументализация художественного языка. В этом проявляет себя живая народная эстетическая традиция, интерпретируемая художниками свободно и многопланово – от сюжетных заимствований и импровизаций до эстетических стилизаций и творческого переосмысления ремесленных практик ( С.Гилязетдинов, О.Самосюк, Р. Харисов). Вместе с тем, уфимские художники демонстрируют абсолютную открытость новым эстетическим подходам и художественным технологиям, особенно выразительно применяемым в графике и скульптуре ( Р.Миннебаев, А.Терегулов, Р.Нигматулин и др.). К сожалению, не представлено в этом ряду творчество такого заметного в искусстве Башкирии художественного явления как группа «Чигисхан», чьи лидеры  - Наиль Байбурин, Расих Ахметвалиев, Василь Ханнанов – ярко и выразительно синтезируют народную эстетику с языком традиционного искусства.                                                                 
     Говоря о «екатеринбургской школе», нужно отметить стилевую многоголосицу этого художественного явления. Авторитет и популярность местных, давно сформированных, архитектурно-дизайнерских и театрально-декорационных традиций проявляют себя в абсолютной языковой раскрепощенности екатеринбургских авторов, а кроме того – в их технической изощренности в декоративно-прикладных и печатных технологиях.  «Нижнетагильская школа» традиционно отличалась колористическим минимализмом и развитой лексикой высказывания на языке беспредметного искусства. При этом, в равной мере, это относится и к живописной, и к графической традициям. В этот раз живописный раздел представлен гораздо слабее раздела графики, демонстрируя преобладание полу-профессиональных и архаичных по языку произведений. Сказывается и отсутствие в экспозиции работ таких признанных лидеров нижнетагильского искусства как живописцы Сергей и Диана Брюхановы, Ольга Белохонова-Гайдук, мастера печатной графики Евгений Бортников и Владимир Зуев, чьи имена во многом определяют понятие «нижнетагильская школа».
    Курган, Магнитогорск и Челябинск во многом близки и подобны друг другу в художественных установках. И не случайно, если иметь ввиду, что среднее-специальное образование молодые художники Южного-Урала, как правило, получают в Челябинске, а за получением высшего - едут в Магнитогорск,  на художественно-графический факультет педагогического университета. По-прежнему приоритетными для наших двух городов остаются традиции реалистического пейзажа и тематического портрета, с элементами исторической и литературной интерпретации обоих жанров. Тематическая картина приобретает языковые приметы метафорических абстрагированных композиций с  неоднозначным смысловым подтекстом. Активен интерес художников и к декоративным видам искусства, с ярко выраженной попыткой авторов найти в традиционных  прикладных технологиях эстетическую новизну. Вероятно, поэтому, в творчестве южноуральцев все чаще проявляет себя язык пластического гротеска, проникающий, практически, во все виды их творчества.                                                         
     Златоуст, Ханты-Мансийск – города с сохранившимися в этих местах живыми ремесленными традициями, являющимися для современных художников источником творческого вдохновения и средой эстетического формирования. Так, произведения художников и мастеров-оружейников Златоуста близки по общему принципу декоративного и орнаментального мышления авторов. А в творчестве художников из Ханты-Мансийска отчетливо проступает эстетическое влияние архаической этно-эстетики северных народов, чей быт и традиции продолжают существовать в современной реальности и, более того, - активно возрождаться в современном этно-футуристическом движении, чрезвычайно популярном сегодня в финно-угорской среде.                                                                    
    Выставка «Урал – Х» обнаружила с особой остротой проблему явного угасания такого жанра искусства как монументальная скульптура, в недавнем прошлом являющегося ведущим направлением уральского искусства. Сегодняшняя ориентация художников на интерьерные виды искусства и коммерческую тенденцию арт-рынка приводят к заметной деградации монументальной пластики, вытеснении ее декоративными формами, а чаще всего – механически увеличенными станковыми композициями псевдомонументального характера. В этом отношении, представляется, полезной практикой включение в программу региональных выставок «Урал» такой номинации как «ландшафтная скульптура» и «ландшафтные объекты» с перспективой проведения специального творческого конкурса, что могло бы помочь художникам вернуться к осмыслению и грамотному воплощению пластических идей в пространстве.
    Таким образом, актуальность выставочного проекта «Урал» в современной ситуации информационной и творческой разобщённости профессиональных Союзов  в стране трудно переоценить. Подобная выставка является сегодня мощным консолидирующим  событием, активизируя творческое общение художников, предоставляя им возможность  выхода на широкую зрительскую аудиторию, выявляя наиболее самобытные и перспективные явления в современной художественной среде Урала.

Елена Шипицына, искусствовед,
Член СХ России, г.Челябинск.